Популярные материалы

Последние новости

Т-26 - легкий советский танк

Т-26 - легкий советский танк

Т-26 — советский лёгкий танк. Создан на основе английского танка «Виккерс Mk.E» (также известного как «Виккерс 6-тонный»), закупленного в 1930 году. Принят на вооружение в СССР в 1931 году.

Танк Т-26 - видео

К началу 1930-х годов танковый парк СССР состоял в первую очередь из массового лёгкого танка непосредственной поддержки пехоты Т-18, а также разнотипных британских машин времён Первой мировой войны. Т-18 выполнил задачу насыщения РККА боеспособными и сравнительно современными машинами, а также их освоения промышленностью. Однако характеристики Т-18, являвшегося глубокой модернизацией французского FT-17, уже к 1929 году не удовлетворяли требованиям Генерального штаба РККА. В конце 1929 года на заседании коллегии ГУВП был сделан вывод о том, что в связи с отсутствием у советских танковых конструкторов должного опыта и неразвитостью промышленной базы, сроки разработки советских танков и их заданные ТТХ не выдерживаются, а созданные проекты не пригодны для серийного производства. В связи с этим 5 декабря 1929 года комиссией под председательством Наркомтяжпрома Г. Орджоникидзе было принято решение об обращении к зарубежному опыту.

После ознакомления с опытными немецкими танками в ходе советско-германского сотрудничества, а также с танками других стран во время ознакомительной поездки начальника УММ И. Халепского по США и странам Европы, начавшейся 30 декабря 1929 года, был сделан вывод об отставании уровня советских танков.

e169b img 2359

В 1930 году была создана закупочная комиссия под руководством И. Халепского и начальника инженерно-конструкторского бюро по танкам С. Гинзбурга, чьей задачей являлись отбор и закупка образцов танков, тракторов и автомобилей, пригодных для принятия на вооружение РККА. Прежде всего комиссия весной 1930 года направилась в Великобританию, считавшуюся в те годы мировым лидером в производстве бронетехники. Внимание комиссии привлёк лёгкий танк Mk.E или «6-тонный» (англ. 6-ton), созданный фирмой «Виккерс-Армстронг» в 1928—1929 годах и активно предлагавшийся на экспорт. Комиссия планировала приобрести лишь по одному экземпляру нужной техники, но продавать одиночные образцы, а тем более с документацией, фирма отказалась, в результате было достигнуто соглашение о закупке малых партий танков, в том числе — 15 единиц Mk.E по цене в 42 тысячи рублей в ценах 1931 года, с полным комплектом технической документации и лицензией на производство в СССР. Поставки танков должны были быть осуществлены с сентября 1930 по январь 1931 года. «Виккерс-Армстронг» предлагала несколько вариантов танка, в частности «Модель A» с двумя одноместными башнями с 7,7-мм пулемётами «Виккерс» и «Модель B» с двухместной башней с 37-мм короткоствольной пушкой и 7,7-мм пулемётом, но советская сторона закупила только двухбашенные машины. В СССР Mk.E получил обозначение В-26.

Сборка танков осуществлялась на заводах «Виккерс-Армстронг», в ней принимали участие и советские специалисты для ознакомления с технологией. Первый В-26 был отправлен в СССР 22 октября 1930 года, до конца года в СССР поступили ещё три танка.

В СССР первые из прибывших танков поступили в распоряжение «специальной комиссии по новым танкам РККА» под руководством С. Гинзбурга, задачей которой являлся выбор танка для принятия на вооружение армии. С 24 декабря 1930 года по 5 января 1931 года три В-26 были подвергнуты испытаниям в районе Поклонной горы, на основании которых комиссией были сделаны «довольно сдержанные» выводы. Но на состоявшейся 8—11 января демонстрации двух танков перед представителями высшего командования РККА и Московского военного округа, В-26 вызвал у них бурное одобрение и уже 9 января последовало распоряжение К. Ворошилова: «…решить наконец вопрос об целесообразности организации производства В-26 в СССР», а Гинзбургу было приказано представить Наркомвоенмору список отмеченных в ходе испытаний преимуществ и недостатков В-26 по сравнению с Т-19.

Легкий советский танк Т-26

В докладе, представленном 11 января 1931 года, был сделан вывод о надёжности и простоте трансмиссии и ходовой части В-26 и соответствии этих систем требованиям РККА, но также говорилось о том, что двигатель является неподходящим для установки на танк, а его конструкция не позволяет повышение мощности традиционными методами форсирования. Среди преимуществ танка отмечались также хорошие оптические прицелы пулемётов и простая в производстве форма корпуса, среди недостатков — затруднённый доступ к двигателю и трансмиссии и невозможность проведения текущего ремонта двигателя в бою изнутри танка. В целом отмечалось, что «…В-26, несмотря на рассмотренные недостатки, способен развить высокую скорость и маневренность и является без сомнения лучшим образцом из всех известных в настоящее время образцов заграничных танков». В сравнении с Т-19 отмечалось, что по срокам выполнения и стоимости наиболее выгодным является освоение в производстве Т-19, менее — комбинированного танка, сочетавшего узлы Т-19 и В-26 и наименее — организация производства В-26 в неизменном виде. В общем выводе доклада говорилось о необходимости начать проектирование нового танка на основе конструкций Т-19 и В-26, с мотором, корпусом и вооружением от первого и трансмиссией и ходовой частью последнего, а также организации совместных испытаний Т-19 и В-26 для получения более полных результатов.

Свой проект предложила и ВАММ, которая после ознакомления с документацией на В-26 предложила приступить к проектированию танка с использованием конструкции корпуса британской машины, но с усиленным бронированием и двигателем «Геркулес» или «Франклин» мощностью 100 л. с., как более подходящим для условий производства в СССР. По результатам заседаний комиссии 16—17 января 1931 года были выданы два технических задания: конструкторской группе С. Гинзбурга на создание гибридного танка, получившего название «Т-19 улучшенный» и ВАММ на создание «Танка малой мощности» (ТММ). Работы по обоим проектам продвигались, в частности, эскизный проект «Т-19 улучшенного» был принят уже 26 января того же года, но корректировку в планы внесла международная обстановка. Так, 26 января И. Халепский направил Гинзбургу письмо, в котором говорилось, что согласно данным разведки, Польша тоже ведёт закупку образцов «Виккерс» Mk.E и может, по оценкам руководства РККА, уже к концу текущего года с англо-французской помощью произвести более 300 танков этого типа, что дало бы польским танковым войскам преимущество. В связи с этим РВС РККА счёл целесообразным рассмотрение вопроса о немедленном принятии на вооружение В-26 в существующем виде. В результате, 13 февраля 1931 года РВС, заслушав доклад Халепского о ходе работ по новым танкам, постановил принять В-26 на вооружение РККА как «основной танк сопровождения общевойсковых частей и соединений, а также танковых и механизированных частей РГК» с присвоением ему индекса Т-26.

T 26con2

Серийное производство

Для производства Т-26 за отсутствием альтернатив был выбран ленинградский завод «Большевик», до этого занимавшийся выпуском Т-18. Позднее предполагалось подключить к производству и достраивавшийся Сталинградский тракторный завод. Рассматривался и Челябинский тракторный завод, тоже находившийся в процессе строительства. Проектными работами по подготовке производства, а впоследствии и модернизации танка, руководил С. Гинзбург. Первоначально заводу «Большевик» был выдан план на производство 500 Т-26 в 1931 году, позднее это число было сокращено до 300 с выпуском первого танка не позднее 1 мая, но и этой цифры достичь не удалось. Хотя завод ранее выпускал подобными темпами Т-18, новый танк оказался значительно сложнее в производстве. Весной 1931 года отдел завода, который состоял лишь из 5 человек, подготовил к производству и изготовил два эталонных экземпляра танка. К 1 мая были закончены рабочие чертежи, а 16 июня одобрен технологический процесс и начато изготовление оборудования для массового производства.

В июле 1931 года началось изготовление по временной технологии установочной (предсерийной) партии из 10 танков с корпусами из неброневой стали, с широким использованием импортных комплектующих. Конструкция машин в точности повторяла британский оригинал, отличаясь лишь вооружением, состоявшим из 37-мм пушки ПС-1 в правой башне и 7,62-мм пулемёта ДТ-29 в левой. В ходе производства сразу выявился ряд серьёзных проблем, при этом, хотя конструкторское бюро с самого начала работ неоднократно предлагало ввести в конструкцию доработки, направленные на упрощение технологии изготовления, все эти попытки пресекались высшим руководством. Больше всего проблем приносил двигатель танка, который, несмотря на кажущуюся простоту, требовал более высокой культуры производства, чем мог обеспечить советский завод — первое время считалось нормальным, если брак по двигателям составлял до 65 %. Кроме этого, Ижорскому заводу, поставлявшему корпуса танков, поначалу не удавалось из-за высокого процента брака наладить производство 13-мм бронелистов, в результате чего на значительной части корпусов вместо них применялись 10-мм. Но и 10-мм листы на поставляемых корпусах имели многочисленные сквозные трещины и на испытаниях пробивались 7,62-мм винтовочной бронебойной пулей с дистанции 150—200 м . До ноября корпуса танков выпускались со сборкой полностью на болтах и винтах, чтобы обеспечить замену бронелистов кондиционными. В итоге на танках установочной партии двигатели фактически не работали, и передвигаться танки могли лишь при перестановке на них импортного двигателя с эталонного В-26.

1024px t 26 dvuhbashennii

Серийное производство двухбашенных танков

В августе 1931 года началось изготовление первой серийной партии из 15 танков, отличавшихся от предсерийных башнями увеличенной высоты со смотровыми лючком и щелями в верхней части, более приспособленными для производства на доступном оборудовании. Но и на этих танках двигатели оказались неработоспособны, и добиться движения серийных танков своим ходом удалось только осенью того же года. Спешка с освоением производства привела к тому, что на заводе до 1934 года не было точно установленного технологического процесса, а стоимость танков почти вдвое превышала стоимость изготовленных в Великобритании В-26. К концу 1931 года были изготовлены 120 танков, но из-за низкого качества ни один из них сдать военной приёмке поначалу не удавалось. Лишь после длительных переговоров армия согласилась принять, по разным данным, 88 или 100 танков, причём 35 из них условно, так как они имели корпуса из неброневой стали. Причём и на этих танках двигатели заводу было предписано заменить, так как при работе под нагрузкой они «издавали множественные посторонние шумы и испытывали перебои».

Такая ситуация привела к возобновлению работ над Т-19 и ТММ, а также созданию упрощённого малого танка Т-34, с помощью которого предлагалось компенсировать численную нехватку танка сопровождения в случае угрозы войны. Тем не менее, принятый в сентябре 1931 года план, предусматривавший выпуск 3000 Т-26 в 1932 году, скорректирован не был даже после того, как стала ясной неспособность СТЗ присоединиться в то время к производству. Лишь в феврале 1932 года Комитет обороны разрешил заводу вносить в конструкцию танка любые изменения, которые «не снижали бы боевых качеств и способствовали увеличению выпуска». Кроме того, для лучшей организации работ танковое производство на заводе «Большевик» было с февраля выделено в отдельный завод № 174. Число предприятий-смежников к концу 1932 года достигло пятнадцати, в их число входили: Ижорский завод (броневые корпуса и башни), «Красный Октябрь» (коробки передач и карданные валы), «Красный путиловец» (ходовая часть), «Большевик» (полуфабрикаты двигателей) и Завод № 7 (котельно-жестяные изделия). Кроме того, к производству двигателей планировалось привлечь НАЗ и АМО. На ряде из них с производством столь сложных узлов возникли проблемы, в результате чего сроки поставок комплектующих затягивались, а процент брака, по докладу директора завода № 174 К. Сиркена от 26 апреля, доходил до 70—88 % по двигателям и 34—41 % по корпусам. В результате всего этого план производства танков вновь был сорван: к июлю сдан армии был лишь 241 танк в дополнение к принятым в 1931 году, а всего до конца года заводу удалось изготовить, по разным данным, 1341 или 1410 танков, из которых предъявлен к сдаче был 1361, а приняты только 950.

19091529eacf29a57ef75959bc792a11

Конструкция танка в ходе производства постоянно совершенствовалась. Помимо ввода новых башен, в 1931 году двигатель был отодвинут к корме, чтобы обеспечить ему лучшие условия работы, а с начала 1932 года были введены новые топливный и масляный баки, а с 1 марта того же года на Т-26 начали устанавливать короб над решёткой воздуховывода, защищавший двигатель от попадания осадков. С. Гинзбург также предлагал в марте 1932 года перейти на наклонную лобовую деталь корпуса, что позволило бы повысить как технологичность, так и защищённость танка, но эта инициатива поддержана не была. В январе — марте 1932 года была выпущена партия из 22 машин со сварными корпусами, но из-за отсутствия производственной базы в тот период сварка распространения не получила. Тем не менее, в 1932—1933 годах постепенно начала внедряться сварка в конструкции корпусов и башен, при этом параллельно могли выпускаться корпуса как цельноклёпаной и цельносварной конструкции, так и смешанные клёпано-сварные. На корпуса, независимо от конструкции, могли устанавливаться как клёпаные или сварные, так и смешанной конструкции башни, причём на один танк порой попадали башни разных типов. С сентября 1932 года была усилена бронезащита танка заменой 13-мм бронелистов на 15-мм.

Talvisota Tolvajarvi 1

Т-26 с клёпаным корпусом и башнями и пулемётно-пушечным вооружением

 

Параллельно выпускались два варианта танков — с пулемётным вооружением и с пулемётно-пушечным, состоявшим из пулемёта ДТ-29 в левой башне и 37-мм пушки в правой. Пулемётные танки в конце 1932 года начали выпускаться с шаровыми установками для новых пулемётов ДТУ, но поскольку последние были вскоре сняты с производства, танки этих серий оказались безоружными и на них в дальнейшем пришлось заменить лобовые листы башен на подходящие для установки старых ДТ-29. На пушечных танках устанавливались 37-мм пушка Гочкиса или её модифицированный советский вариант «Гочкис-ПС». но выпуск этих орудий сворачивался и для вооружения Т-26 пришлось демонтировать пушки с выводившихся из боевых частей Т-18 и даже FT-17. Ещё на этапе подготовки к производству Т-26 предполагалось вооружить его более мощной 37-мм пушкой ПС-2, но опытные образцы последней так и не были доведены до работоспособного состояния. Кроме того, ПС-2 имела бо́льшие по сравнению с ПС-1 размеры казённой части и длину отката и на Т-26 предполагалось устанавливать её в средней башне от опытного в то время танка Т-35. Другой альтернативой стала пушка Б-3, полученная наложением ствола противотанковой пушки фирмы «Рейнметалл» на ложе ПС-2. Работы по ней шли более успешно, но кроме того, из-за меньших размеров Б-3 могла устанавливаться в штатной пулемётной башне. Испытания пушки в танке осенью 1931 года прошли успешно, но производство Б-3 разворачивалось намного медленней, чем ожидалось и на Т-26 они попали лишь в незначительном количестве, а с лета 1932 года все производимые орудия этого типа должны были поступать на вооружение танков БТ-2. В конце 1933 года по предложению М. Тухачевского прорабатывалась установка в одной из башен танка 76-мм безоткатной пушки конструкции Л. Курчевского, но проведённые 9 марта 1934 года испытания показали ряд недостатков такого орудия — общая недоведённость конструкции, неудобство заряжания на ходу, образование позади орудия при выстреле струи раскалённых газов, опасной для сопровождающей пехоты — в результате чего дальнейшие работы в этом направлении были прекращены.

dsc 8707

Для лучшей организации танкового производства приказом Наркомтяжпрома от 26 октября 1932 года был образован трест специального машиностроения в составе заводов № 174, № 37, «Красный Октябрь» и ХПЗ. После ознакомления с положением дел на заводах, руководство треста обратилось к правительству СССР с предложением о снижении программы по выпуску танков. Предложение было поддержано и по утверждённому на 1933 год плану завод № 174 должен был выпустить 1700 танков, а основное внимание должно было быть направлено на повышение качества выпускаемых машин. Но эти планы были скорректированы началом выпуска однобашенного варианта Т-26 в середине 1933 года. Хотя М. Тухачевский выступал за продолжение выпуска двухбашенных пулемётных машин, как наиболее подходящих для сопровождения пехоты, и первое время оба варианта танка выпускались параллельно, однобашенный Т-26 к концу года вытеснил своего предшественника в производстве, а планы выпуска двухбашенного варианта на 1934 год были скорректированы в пользу выпуска специализированных вариантов, таких как огнемётные / химические танки. Всего в войска поступило, по разным данным, 1626 или 1627 двухбашенных Т-26, из которых пушечно-пулемётное вооружение имели около 450, в том числе около 20—30 машин были вооружены пушками Б-3.

T26 parola 1

Переход к однобашенному танку

Хотя из предложенных «Виккерс-Армстронг» вариантов Mk.E для серийного производства в СССР был отобран только двухбашенный пулемётный, ещё в 1931 году С. Гинзбург добился выделения финансирования на создание «танка-истребителя» с вооружением из 37-мм пушки «большой мощности» и 7,62-мм пулемёта в спаренной установке, размещавшихся в одиночной конической башне от танка «Т-19 улучшенный». Но реально работа над однобашенным Т-26 началась лишь в 1932 году. Освоение сборки конической башни из криволинейных бронелистов представляло сложности для советской промышленности, поэтому первая башня такого типа, созданная Ижорским заводом к весне 1932 года и предназначавшаяся для танка БТ-2, имела цилиндрическую форму. Аналогичную башню предполагалось устанавливать и на вариант «танка-истребителя» Т-26. На испытаниях клёпаного и сварного вариантов башни предпочтение было отдано первому, который был рекомендован для принятия на вооружение после доработки выявленных недостатков и добавления в кормовой части ниши для установки радиостанции. Для проведения войсковых испытаний Ижорский завод должен был изготовить партию из 10 башен, по разным данным, с октября 1932 или с 21 января 1933 года.

Легкий советский танк Т-26

Пока шли работы над башней, решался также вопрос о вооружении танка. 37-мм пушка Б-3 в сентябре — октябре 1932 года прошла испытания в новой башне и была рекомендована к принятию на вооружение. Но в мае 1932 года на замену 37-мм противотанковым орудиям была принята 45-мм пушка обр. 1932 г., ставшая также кандидатом на вооружение танков. По сравнению с 37-мм пушкой, 45-мм имела близкую бронепробиваемость, но намного более эффективный осколочный снаряд с в разы большим зарядом взрывчатого вещества. Это давало возможность использовать новый танк не только в роли специализированного истребителя, но и заменить им двухбашенный вариант, в роли универсального танка для поддержки пехоты. В начале 1933 года конструкторским бюро завода № 174 была разработана спаренная установка 45-мм пушки и пулемёта, в марте 1933 года успешно прошедшая заводские испытания. Основной выявленной проблемой являлись частые отказы полуавтоматики орудия, приводившие к необходимости ручного разряжания, что значительно снижало скорострельность. В феврале — марте 1933 года были проведены сравнительные испытания Б-3 и 20-К, на которых оба орудия показали сходные результаты, за исключением продолжавшихся отказов полуавтоматики у 45-мм пушки. Тем не менее, уже весной 1933 года было принято решение о принятии на вооружение однобашенного Т-26 с 45-мм пушкой. Но двухместная башня Ижорского завода была сочтена излишне тесной и в конструкторском бюро завода № 174 были разработаны несколько вариантов увеличенного объёма, из которых руководством УММ РККА была выбрана цилиндрическая уравновешенная башня клёпано-сварной конструкции, с развитой кормовой нишей овальной формы, образованной продолжением бортовых листов.

Легкий советский танк Т-26

Согласно изданному в декабре 1932 года постановлению Комитета обороны, производство однобашенного танка должно было начаться с 1601-го серийного Т-26. Никаких сложностей с переходом на однобашенный танк не ожидалось и планировалось начать его производство уже с весны 1933 года, но из-за задержек с поставками пушек и оптических прицелов к нему приступили только летом. Помимо производства Т-26 с башнями конструкции завода № 174, выпускавшимися на Ижорском и Мариупольском заводах, какое-то количество танков получило и башни первого варианта с малой кормовой нишей. По одним данным, была изготовлена единственная партия таких машин с башнями опытной партии Ижорского завода, числом не более 10—15 единиц, по другим же — некоторое, но также незначительное, количество Т-26 получили башни танкового типа из числа 230, изготовленных Мариупольским заводом для танков БТ-5. С самого начала производства однобашенного Т-26 конструкторам завода № 174 пришлось разрешать ряд проблем. Одной из них было то, что надёжной работы механической полуавтоматики пушки 20-К добиться так и не удалось — согласно докладу директора завода № 8, летом полуавтоматика давала до 30 % отказов, а в зимнее время — «сплошные отказы». Для устранения этого, специальным конструкторским бюро завода № 8 была введена новая полуавтоматика инерционного типа и изменены противооткатные механизмы. Доработанные механизмы орудия при стрельбе осколочными снарядами работали только как ¼ автоматики, обеспечивая полуавтоматическую стрельбу только бронебойными снарядами, но на испытаниях число отказов сократилось до 2 %. Серийное производство такой пушки, получившей обозначение «обр. 1932/34 гг.», началось в декабре 1933 года и вплоть до окончания производства Т-26 она без значительных изменений составляла его основное вооружение.

1024px T26 parola 4

 Трофейный однобашенный Т-26 со сварными корпусом и башней и штампованной маской орудия, с финскими эмблемами (Танковый музей в г. Парола, Финляндия)

 

Другой проблемой был двигатель Т-26, мощность которого, составлявшая в то время 85—88 л. с., представлялась недостаточной из-за всё возраставшей массы танка, с переходом на однобашенную модификацию увеличившейся ещё на тонну. Осенью 1932 года фирма «Виккерс-Армстронг» предложила советской стороне свой модернизированный вариант двигателя мощностью 100 л. с., но после изучения его технического описания специалистами завода № 174 было предложено провести аналогичную модернизацию двигателя своими силами. Ожидалось, что установка нового карбюратора позволит поднять мощность двигателя до 95 л. с., однако испытания опытной партии модифицированных двигателей показали их низкую надёжность. Добиться удовлетворительной работы двигателя удалось лишь в мае 1933 года, дефорсировав его до 92 л. с.. С 1933 года заводом № 174, а впоследствии Опытным заводом велась разработка для Т-26 карбюраторного двигателя воздушного охлаждения МТ-4 мощностью 200 л. с., а также двухтактному или четырёхтактному дизельному двигателю ДТ-26 мощностью 95 л. с., но производство их начато так и не было, хотя моторное отделение танка с 1934 года было несколько изменено для возможности установки дизеля.

Продолжалось и развитие танка по другим направлениям. Так как 45-мм пушка при стрельбе создавала недопустимую концентрацию углекислого газа в танке, с 1934 года был введён вентилятор в правой части крыши боевого отделения. В 1935—1936 годах был окончательно совершён переход к сварным корпусам, а трудоёмкая в изготовлении сварная маска орудия была с 1935 года заменена штампованной. Из планировавшихся мер по повышению подвижности, помимо разработки нового двигателя включавших совершенствование КПП и бортовых передач, удалось осуществить только увеличение запаса хода, разместив в моторном отделении дополнительный топливный бак. Был введён и ряд других изменений, направленных на снижение стоимости производства и повышение эксплуатационной надёжности. С конца 1935 года на Т-26 начала устанавливаться дополнительная шаровая установка с пулемётом ДТ-29 в кормовом листе башни, а часть пулемётов начали оборудовать оптическими прицелами вместо диоптрических. В конце 1935 года для танка была разработана шкворневая зенитная пулемётная установка всё с тем же ДТ-29, но по результатам испытаний в войсках она была сочтена неудобной и в серийное производство не пошла. Помимо этого, с 1935 года, из расчёта на каждый пятый танк, Т-26 для ведения боевых действий ночью начали оборудоваться двумя закреплёнными на маске орудия фарами-прожекторами — так называемыми «фарами боевого света».

Verkhnyaya Pyshma Tank Museum 2011 036

Однобашенный танк с радиостанцией 71-ТК

 

Производство Т-26

Понять, сколько всего в действительности было собрано Т-26, весьма нелегко. Но, используя документы российских государственных архивов, РГАЭ и РГВА, можно попытаться с этим разобраться.
Стоит отметить, что в эти цифры включены телемеханические группы. На данный момент не представляется возможным вынести их отдельной строкой. Известно только, что в 1936—1937 изготовили 37 групп, в 1938—1939 годах — ещё 28. Кроме того, в начале 1941 года 130 двухбашенных танков были переделаны в однобашенные, путем установки на них башен от ХТ-133, но с 45-мм орудием.

В 1940 году военное руководство издало приказ двум Ленинградским заводам — Кировскому и заводу № 174 срочно создать танк весом около 14 т, вооружённый 45-мм пушкой и защищённый противоснарядной бронёй умеренной толщины. Поначалу этот танк числился под маркой Т-126СП (СП — сопровождение пехоты). Опытные образцы его были созданы в конце 1940 года и успешно испытаны. Предпочтение отдали танку завода № 174. Несколько позднее, в апреле 1940 года было издано постановление о принятии его на вооружение Красной армии и о постановке в производство на заводе № 174 под индексом Т-50.

C 1941 года предполагалось перевести завод на производство танка Т-50, в связи с чем производство танка Т-26 должно было быть прекращено с 1 января 1941 года. Однако с производством танка Т-50 возникли проблемы, до начала Великой Отечественной войны завод № 174 не выпустил ни одного серийного танка этого типа и фактически продолжал выпускать Т-26. Наиболее серьёзные трудности возникли с освоением дизельного двигателя В-4 (харьковский завод № 75).

T261939conturret3

Т-26 образца 1939 г. с конической башней и сварным корпусом.

 

Модификации

- Т-26 образца 1931 г. — линейный танк, двухбашенная версия с пулемётным вооружением;

- Т-26 образца 1932 г. — линейный танк, двухбашенная версия с пушечно-пулемётным вооружением (37-мм пушка в одной из башен и пулемёт в другой);

- Т-26 образца 1933 г. — линейный танк, однобашенная версия с цилиндрической башней и 45-мм пушкой. Самый массовый вариант.

- Т-26 образца 1938 г. — линейный танк, однобашенная версия с конической башней и сварным корпусом.

- Т-26 образца 1939 г. — вариант Т-26 образца 1938 года с усиленным бронированием. Также установлена улучшенная коническая башня и подбашенная коробка с наклонными стенками.

- Т-26РТ — однобашенный танк с радиостанцией 71-ТК-1 (с 1933).

- Т-26 ТУ (Т-26 ТУ-132) — танк управления в телемеханической группе. Изготовлено 65 машин.

- Т-26 ТТ (Т-26 ТТ-131) — телетанк в телемеханической группе. Изготовлено 65 машин.

- Т-26A — танк артиллерийской поддержки. Установлена новая, более просторная башня Т-26-4 с короткоствольной 76-мм танковой пушкой. Произведено 6 опытных образцов.

OT 26 front

ХT-26 химический (огнемётный) танк

 

OT 26 rear

ХT-26 химический (огнемётный) танк. Двухбашенная модификация (вид сзади)

 

- ХT-26 — химический (огнемётный) танк, вооружение располагалось в одной малой башне. Выпущено 552 танка и 53 переделано из серийных 2-х башенных Т-26.

- ХT-130 — огнемётный танк, вариант модели 1933 года, огнемёт установлен в цилиндрической башне вместо орудия. Произведена 401 машина.

- ХT-133 — огнемётный танк, вариант модели 1938 года, огнемёт установлен в конической башне. Произведено 269 танков.

-ХT-134 — огнемётный танк, вариант модели 1939 года. Вооружение: 45-мм танковая пушка 20K образца 1932/38 гг., огнемётная установка в корпусе, 2 пулемёта ДТ, выпущено два опытных образца.

Последняя модификация танка имела бронирование 20 мм и 45-мм пушку образца 1938 г. и коническую сварную башню. Танков с конической башней было изготовлено 1975 единиц.

- Т-26Т («трактор Т-26», «тягач Т-26») артиллерийский тягач с брезентовым верхом. Переделана из 2-х башенных танков 151 машина. В дальнейшем, до 1941 года, из однобашенных танков переделали ещё 50 единиц.

- Т-26Т артиллерийский тягач с бронированным верхом. Переделано в тягачи 10 однобашенных танков.

ST 26 Engineer Tank

Мостоукладчик СТ-26

 

Конструкция

Т-26 имел компоновку с размещением моторного отделения в кормовой, трансмиссионного — в лобовой и совмещённого боевого отделения и отделения управления — в средней части танка. Т-26 обр. 1931 г. и обр. 1932 г. имели двухбашенную компоновку, Т-26 обр. 1933 г. и последующие модификации — однобашенную. Экипаж танка состоял из трёх человек: на двухбашенных — механика-водителя, стрелка левой башни и командира танка, выполнявшего также функции стрелка правой башни; на однобашенных — механика-водителя, наводчика и командира, выполнявшего также функции заряжающего.

Comp T 26

Компоновка танка Т-26 (Т-26 обр. 1931 г. и обр. 1932 г. имели двухбашенную компоновку)

 

Вооружение

Двухбашенные модификации

Вооружение Т-26 обр. 1931 г. составляли два 7,62-мм пулемёта ДТ-29, размещавшиеся в шаровых установках в лобовой части башен. Наведение пулемётов осуществлялось при помощи диоптрических прицелов. ДТ-29 имел дальность эффективной стрельбы в 600—800 м и максимальную прицельную дальность в 1000 м. Питание пулемёта осуществлялось из дисковых магазинов ёмкостью в 63 патрона, темп стрельбы составлял 600, а боевая скорострельность — 100 выстрелов в минуту. Для стрельбы применялись патроны с тяжёлой, бронебойной, трассирующей, бронебойно-трассирующей и пристрелочной пулями. Как и на других советских танках, установка пулемётов была быстросъёмной для обеспечения использования их экипажем вне танка, для чего пулемёты комплектовались сошками. Боекомплект пулемётов составлял 6489 патронов в 103 магазинах.

На двухбашенных Т-26 с пушечно-пулемётным вооружением в правой башне вместо пулемёта устанавливалась 37-мм нарезная пушка «Гочкис» или Б-3. Подавляющее большинство танков вооружались пушками «Гочкис», и лишь на малой части, порядка 20—30 машин, устанавливались Б-3. Пушка «Гочкис» имела ствол-моноблок длиной 22,7 калибра / 840 мм, вертикальный клиновой затвор, гидравлический откатник и пружинный накатник. Для наведения орудия использовался телескопический оптический прицел производства ММЗ, имевший увеличение 2,45× и поле зрения в 14°20′. Скорострельность пушки «Гочкис» составляла до 15 выстрелов в минуту. Пушка размещалась на в лобовой части башни на горизонтальных цапфах и в вертикальной плоскости, в пределах от −8 до +30°, наводилась качанием при помощи плечевого упора. Наведение пушки в горизонтальной плоскости осуществлялось поворотом башни.

T 26 Perekop Div. 1932

Двухбашенный пушечно-пулемётный Т-26 на учениях 51-й Перекопской дивизии под Одессой, 1932 год. На заднем плане колонна танков МС-1.

 

Однобашенные модификации

Основное вооружение однобашенных модификаций составляла 45-мм нарезная полуавтоматическая пушка обр. 1932 г. (20-К), а с 1934 года — её модифицированный вариант обр. 1932/34 гг. Пушка имела ствол со свободной трубой, скреплённой кожухом, длиной 46 калибров / 2070 мм, вертикальный клиновой затвор с полуавтоматикой механического типа на орудии обр. 1932 г. и инерционного типа на обр. 1932/34 гг. Противооткатные устройства состояли из гидравлического тормоза отката и пружинного накатника, нормальная длина отката составляла 275 мм для пушки обр. 1932 г. и 245 мм для обр. 1932/34 гг. Полуавтоматика орудия обр. 1932/34 гг. работала лишь при стрельбе бронебойными снарядами, тогда как при стрельбе осколочными, из-за меньшей длины отката, она работала как ¼ автоматики, обеспечивая только автоматическое закрытие затвора при вкладывании в него патрона, тогда как открытие затвора и экстракция гильзы осуществлялись вручную. Практическая скорострельность орудия составляла 7—12 выстрелов в минуту.

1024px Stalin line anti tank panzer nest

Башня обр. 1933 в качестве огневой точки Минского УРа, ИКК «Линия Сталина»

 

Пушка размещалась в спаренной с пулемётом установке, на цапфах в лобовой части башни. Наведение в горизонтальной плоскости осуществлялось поворотом башни при помощи винтового поворотного механизма. Механизм имел две передачи, скорость вращения башни на которых за один оборот маховика наводчика составляла 2 или 4°. Наведение в вертикальной плоскости, с максимальными углами от −6 до +22°, осуществлялось при помощи секторного механизма. Наведение спаренной установки осуществлялось при помощи панорамного перископического оптического прицела ПТ-1 обр. 1932 г. и телескопического ТОП обр. 1930 г. ПТ-1 имел увеличение 2,5× и поле зрения 26°, а его прицельная сетка была рассчитана на ведение огня на дальность до 3,6 км бронебойными снарядами, 2,7 км — осколочными и до 1,6 км — из спаренного пулемёта. Для стрельбы ночью и в условиях пониженной освещённости прицел снабжался подсветкой шкал и перекрестья прицела. ТОП имел увеличение 2,5×, поле зрения 15°, и прицельную сетку, рассчитанную на ведение огня на дальность до, соответственно, 6,4, 3 и 1 км. С 1938 года на части танков устанавливался телескопический прицел ТОП-1 (ТОС-1), стабилизированный в вертикальной плоскости, с аналогичными ТОП оптическими характеристиками. Прицел снабжался коллиматорным устройством, при колебаниях пушки в вертикальной плоскости автоматически производивший выстрел при совпадении положения орудия с линией прицеливания. Пушка обр. 1934 г., приспособленная для использования со стабилизированным прицелом, обозначалась как обр. 1938 г. Из-за сложности использования и обучения наводчиков, к началу Великой Отечественной войны стабилизированный прицел был снят с вооружения.

1024px T26 parola 7

Башня Т-26 обр. 1933 г. Видны казённая часть 45-мм пушки и её механизмы наводки также спаренный с пушкой ДТ-29. Слева от орудия виден прицел ТОП, панорамный прицел ПТ-1 демонтирован.

 

Средства наблюдения и связи

Средства наблюдения на Т-26 первой партии были рудиментарны и у механика-водителя ограничивались смотровым лючком, а у командира и стрелка — прицелами пулемётов. Лишь с осени 1931 года были введены открытая смотровая щель в крышке люка механика-водителя и башни увеличенной высоты, в верхней части которых имелось по смотровому лючку, в крышке которого находились две смотровые щели.

Базовым средством внешней связи на Т-26 служила флажковая сигнализация и все двухбашенные танки располагали только ей. На части выпускаемых однобашенных танков, получавших обозначение Т-26РТ, с осени 1933 года устанавливалась радиостанция модели 71-ТК-1. Доля РТ-26 определялась лишь объёмом поставок радиостанций, которыми в первую очередь оснащались машины командиров подразделений, а также часть линейных танков. С 1934 года был принят на вооружение модернизированный вариант 71-ТК-2, а с 1935 — 71-ТК-3. 71-ТК-3 представляла собой специальную танковую коротковолновую симплексную телефонно-телеграфную радиостанцию и имела рабочий диапазон 4—5,625 МГц, состоявший из 65 фиксированных частот, разнесённых через 25 кГц. Максимальная дальность связи в телефонном режиме составляла 15—18 км в движении и 25—30 км с места, в телеграфном — до 40 км; при наличии помех от одновременной работы множества радиостанций, дальность связи могла снижаться вдвое. Радиостанция имела массу 60 кг и занимаемый объём около 60 дм³. Для внутренней связи между командиром танка и механиком-водителем на танках ранних выпусков использовалась переговорная труба, позднее заменённая светосигнальным устройством. На оснащённых радиостанцией танках с 1937 года устанавливалось танковое переговорное устройство ТПУ-3 на всех членов экипажа.

1024px t 26 diorama

Передняя тележка и ведущая звёздочка подбитого Т-26

 

Двигатель и трансмиссия

ГАЗ-Т-26

На Т-26 устанавливался рядный 4-цилиндровый четырёхтактный карбюраторный двигатель воздушного охлаждения, представлявший собой копию британского «Армстронг-Сидли Пума» и имевший обозначение «ГАЗ Т-26». Двигатель имел рабочий объём 6600 см³ и развивал максимальную мощность в 91 л. с. / 66,9 кВт при 2100 об/мин и максимальный крутящий момент в 35 кг·м / 343 Н·м при 1700 об/мин. В 1937—1938 годах на танк устанавливался форсированный вариант двигателя. По одним данным, его мощность составляла 95 л. с., по другим же — могла колебаться от 93 до 96 л. с. даже по паспортным данным. Топливом для форсированного двигателя служил бензин 1-го сорта, так называемый «грозненский». Удельный расход топлива составлял 285 г/л. с.ч.

Двигатель располагался в моторном отделении вдоль продольной оси танка, особенностью его конфигурации являлось горизонтальное расположение цилиндров. Справа от двигателя в моторном отделении размещался топливный бак ёмкостью 182 литра, а система охлаждения, включавшая один центробежный вентилятор, размещалась в кожухе над двигателем. С середины 1932 года вместо одного топливного бака на танк стали устанавливаться два, ёмкостью 110 и 180 литров.

В состав трансмиссии Т-26 входили:

- Однодисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по феродо), смонтированный на двигателе.
- Карданный вал, проходивший через боевое отделение.
- Пятиступенчатая (5+1) механическая трёхходовая коробка передач, размещённая в отделении управления слева от механика-водителя.
- Механизм поворота, состоявший из двух многодисковых бортовых фрикционов беспружинного типа и ленточных тормозов с накладками феродо.
- Одноступенчатые бортовые передачи.

Ходовая часть

Ходовая часть Т-26 применительно к одному борту состояла из восьми сдвоенных обрезиненных опорных катков диаметром 300 мм, четырёх сдвоенных обрезиненных поддерживающих катка диаметром 254 мм, ленивца и ведущего колеса переднего расположения. Подвеска опорных катков — сблокированная во взаимозаменяемых тележках по четыре, на листовых рессорах. Каждая тележка состояла из двух коромысел с двумя катками, одно из которых шарнирно соединялось с литым балансиром, в свою очередь шарнирно закреплённом на корпусе танка, а другое крепилось на двух параллельных четвертьэллиптических рессорах, жёстко соединённых с балансиром. Единственным изменением подвески за время серийного производства танка было её усиление в 1939 году за счёт замены трёхлистовых рессор пятилистовыми, в связи с возросшей массой танка. Гусеницы Т-26 — шириной 260 мм, с открытым металлическим шарниром, одногребневые, цевочного зацепления, изготавливавшиеся литьём из хромоникелевой или марганцовистой стали.

Self propelled gun SU 5 1

САУ СУ-5-1

 

Машины на базе Т-26

Самоходные артиллерийские установки

После принятия на вооружение Т-26, на его базу были перенесены более ранние работы по созданию самоходных артиллерийских установок (САУ), проводившиеся на базе Т-18 и Т-19. В соответствии с постановлением Реввоенсовета СССР 1931 года по опытной системе вооружения, предусматривалась разработка на базе Т-26 САУ для механизированных соединений:

- 76,2-мм пушки сопровождения, предназначавшейся для артиллерийской подготовки и поддержки танков и в качестве противотанкового средства;
- 45-мм противотанковой пушки для противотанковой обороны и поддержки танков;
- 37-мм зенитной автоматической пушки для обеспечения противовоздушной обороны механизированных частей на марше;

СУ-1 была разработана конструкторским бюро завода «Большевик» по выданному весной 1931 года заданию на установку полковой пушки на шасси Т-26. САУ была вооружена 76,2-мм полковой пушкой обр. 1927 г., размещённой на тумбовой установке в полностью закрытой броневой рубке над боевым отделением, по уровню защиты соответствовавшей базовому танку. Экипаж САУ состоял из трёх человек. Единственный прототип СУ-1 был изготовлен в октябре 1931 года и в ноябре того же года прошёл испытания. По результатам испытаний была отмечена принципиальная работоспособность конструкции и даже некоторое улучшение меткости пушки по сравнению с буксируемым вариантом, но были отмечены и серьёзные недостатки — неудобство работы экипажа в тесном боевом отделении, отсутствие боеукладок и оборонительного вооружения. По решению УММ и ГАУ, после доработки конструкции СУ-1 должна была быть выпущена серией в 100 единиц, но в мае 1932 года работы над ней были прекращены в пользу артиллерийского танка Т-26-4.

Более активные работы по самоходной артиллерии были развёрнуты после принятия СТО 22 марта 1934 года постановления о перевооружении РККА современной артиллерийской техникой.

СУ-5, так называемый «малый триплекс» — семейство САУ, разработанное в 1934 году конструкторским бюро Опытного завода Спецмаштреста. Все машины семейства располагались на перекомпонованном шасси Т-26, отличавшимся перенесением моторного отделения в среднюю часть корпуса, слева от отделения управления, и размещением в кормовой части корпуса полуоткрытого боевого отделения, защищённого бронёй лишь спереди. Толщина бронирования по сравнению с базовым танком была уменьшена — корпус собирался из листов толщиной 6 и 8 мм, и лишь защита боевого отделения имела толщину 15 мм. Экипаж САУ состоял из механика-водителя и четырёх человек орудийного расчёта. Все варианты САУ различались лишь типом орудия и связанных с ним механизмов. СУ-5-1 была вооружена 76,2-мм пушкой обр. 1902/30 гг., СУ-5-2 несла 122-мм гаубицу обр. 1910/30 гг., а СУ-5-3 вооружалась 152-мм мортирой обр. 1931 г. (НМ). Из-за отсутствия в САУ места для размещения необходимого боекомплекта предусматривалось использование бронированного подвозчика боеприпасов, также на базе Т-26.

Опытные образцы каждой из САУ были закончены к осени 1934 года и в 1935 году прошли заводские испытания, сопровождавшиеся интенсивной доработкой конструкции. Все три варианта СУ-5 были приняты на вооружение, но из них только СУ-5-2 поступила в серийное производство — от СУ-5-1 отказались в пользу АТ-1, а вооружение СУ-5-3 оказалось слишком мощным для шасси Т-26. По одним данным, всего было изготовлено 6 СУ-5-1 и 3 СУ-5-3, по другим же — только по одному образцу каждой из них. СУ-5-2 же, помимо прототипа, была в 1936 году выпущена опытной серией из 30 экземпляров. Предполагалось по результатам её войсковых испытаний доработать конструкцию и начать крупносерийный выпуск, но в 1937 году все работы по программе СУ-5 были свёрнуты. Четыре СУ-5-2 применялись РККА в боях у озера Хасан в 1938 году, а к началу Великой Отечественной войны в войсках имелось 28 САУ этого типа, которые были потеряны в первую же неделю боёв.

su 6 samohod

ЗСУ СУ-6

 

СУ-6 — ЗСУ на базе Т-26, также разработанная КБ Опытного завода в 1934 году. Вооружение СУ-6 составляла 76-мм полуавтоматическая зенитная пушка обр. 1931 г. (3-К), размещавшаяся на тумбовой установке в средней части танка, в полуоткрытом боевом отделении, на марше защищавшемся откидными бортами. Для самообороны ЗСУ оснащалась двумя пулемётами ДТ-29 в лобовом и кормовом откидных листах. По сравнению с базовым танком, корпус САУ, собиравшийся из бронелистов толщиной 6—8 мм, был увеличен, между тележками подвески добавлен дополнительный каток с индивидуальной пружинной подвеской, а в состав всей подвески введена гидравлическая система её блокировки при стрельбе[94]. В 1935 году опытный образец СУ-6 был изготовлен и прошёл испытания, в ходе которых были отмечены многочисленные поломки и перегруженность установки, а также недостаточная устойчивость при стрельбе. В результате, на вооружение СУ-6 принята не была, но в октябре — декабре 1936 года она испытывалась с 37-мм автоматической пушкой конструкции Б. Шпитального. Было начато изготовление ещё четырёх СУ-6 с таким вооружением, но на испытаниях 37-мм пушки выявились её многочисленные недостатки, в результате чего дальнейшие работы по проекту были прекращены.

T 26T Artillery Tractor

Тягач Т-26Т

 

Тягачи

Тягачи Т-26Т имели сверху открытый корпус, а Т-26Т2 закрытый. Несколько таких машин сохранилось до 1945 года.

Бронетранспортёры

Было создано несколько БТР на базе Т-26, которые участвовали в боях.

- ТР-4 — бронетранспортёр.
- ТР-26 — бронетранспортёр.
- ТР-4-1 — транспортёр боеприпасов.
- ТВ-26 — транспортёр боеприпасов.
- Тц-26 — транспортёр горючего.
- Т-26ц — транспортёр горючего.

Химические танки

- СТ (Химический танк адъюнкта Шмидта) — проект универсального химического танка, предназначенного для постановки дымовых завес, применения боевых отравляющих веществ, дегазации местности и огнеметания. Разрабатывался в начале 1930 гг. коллективом конструкторов под руководством адъюнкта Военно-технической академии РККА Григория Ефимовича Шмидта. Машина представляла собой шасси Т-26 с установленными вместо башен двумя цистернами (600 л. и 400 л.), корпус был несколько изменён в связи с установкой специального оборудования и необходимости герметизации. Проект не был реализован по причине несоответствия требованию максимальной унификации с серийными Т-26.

- ОУ-Т-26 — танк был разработан сотрудниками НИО ВАММ им. Сталина под руководством Ж. Я. Котина в 1936 году, отличался от серийного двухбашенного танка Т-26 установкой дополнительного огнемёта.

Tt 26

Радиоуправляемый танк ТТ-26 (217-й отдельный танковый батальон 30-й химической танковой бригады), февраль 1940 года

 

Телетанки

10 января 1930 года командующий Ленинградским военным округом Михаил Тухачевский делает доклад о реорганизации Вооружённых сил РККА наркому по морским и военным делам Клименту Ворошилову о необходимости создания дистанционно управляемых танков. Тухачевский ознакомился с работой КБ Бекаури, где с 1921 года разрабатывалось радиоуправляемое оружие (вначале это были радиоуправляемые самолёты), и был увлечён идеей автоматизации боевой техники. Тухачевский предлагает создавать несколько дивизий радиоуправляемых танков.

В 1931 году Сталиным был утверждён план реорганизации войск, в котором делалась ставка на танки.

Состав группы

В составе телемеханической танковой группы была пара из двух танков: танк управления (ТУ), в котором оператор выполнял управление по радио находящимися впереди в пределах видимости телетанками, в которых уже не было экипажа; управляемый из ТУ телетанк. Всего в строю была 61 пара.

Телетанки (ТТ) и ТУ представляли собой серийные танки Т-26 с установленным на них специальным оборудованием.

В течение года танкисты обучались применению ТТ-26. Кроме изменения вектора движения, можно было менять угол поворота башни, управлять работой огнемёта, совершать лавирование танком в условиях обстрела, пускать дымовую завесу.

Очень скоро у этих конструкций обнаружилась «ахиллесова пята»: однажды, в ходе учений, машины внезапно теряли управление. После тщательного осмотра техники никаких повреждений обнаружено не было. Немногим позже было установлено, что высоковольтная линия передачи тока, проходящая вблизи учений, создавала помехи для радиосигнала. Также радиосигнал терялся на пересечённой местности, в частности при попадании в большую воронку, образованную взрывом снаряд

Модификация «Подрывник» ТТ-ТУ

Телемеханическая группа танков Т-26, изготовленная в 1938 году. Состав: телемеханический танк со сбрасываемым подрывным зарядом и танк управления.

- Полная масса со снаряжением: 13,5 т.
- Масса взрывного устройства: 300—700 кг.
- Дистанция управления: 500—1500 м.
- Вооружение: огнемёт и пулемёт ДТ.

Телетанки на базе Т-26 успешно применялись в Советско-финской войне в феврале 1940 года, при прорыве линии Маннергейма. Точно известно о двух эпизодах подрыва финских дотов на сложном участке. С началом Великой Отечественной войны разработки по усовершенствованию телетанков прекратились, оборудование с танков было снято, а сами танки в обычном виде отправились на фронт.

Artillery tank AT 1

Артиллерийский танк АТ-1

 

 Выпуск бронетехники на шасси Т-26

- ТТ-26 — телетанк.
- ТУ-26 — танк управления телетанками ТТ-26 в составе телемеханической группы.
- СУ-5-1 — САУ с 76,2-мм пушкой (небольшое число).
- СУ-5-2 — САУ со 122-мм гаубицей (небольшое число).
- СУ-5-3 — САУ со 152,4-мм мортирой (небольшое число).
- Т-26-Т — бронированный артиллерийский тягач на основе шасси Т-26. Ранняя версия была с незащищённой башней, поздняя Т-26-Т2 была полностью бронированная. Небольшое число танков было произведено в 1933 году для моторизованной артиллерийской батареи, для буксирования дивизионных 76,2-мм пушек. Некоторые из них оставались вплоть до 1945 года.
- ТН-26 (Наблюдатель) — экспериментальная наблюдательская версия Т-26-Т, с радиостанцией и экипажем в 5 человек.
- Т-26ФТ — танк-фоторазведчик (фототанк). Танк предназначался для ведения кино- и фоторазведки, которая была возможна в том числе и в движении. Разведка велась через специальные отверстия для кино- и фотоаппаратуры в башне. Пушки танк не имел — она заменялась макетом. В серию запущен не был.
- T-26E — В финской армии после финской кампании 1940 года танки «Виккерс Mk.E», перевооружённые советской 45-мм пушкой, получили название T-26E. Они использовались в 1941—1944 годах, а некоторые оставались в строю вплоть до 1959 года.
- ТР-4 — бронетранспортёр.
- ТР-26 — бронетранспортёр.
- ТР4-1 — транспортёр боеприпасов.
- ТВ-26 — транспортёр боеприпасов.
- Т-26Тс — транспортёр горючего.
- ТТс-26 — транспортёр горючего.
- СТ-26 — сапёрный танк (мостоукладчик). Производился с 1933 по 1935 год. Всего собрано 65 машин.

Танкисты подразделения старшего лейтенанта Н. Быстрова на рекогносцировке местности перед боями под Смоленском.

Танкисты подразделения старшего лейтенанта Н. Быстрова на рекогносцировке местности перед боями под Смоленском.

 

Ленинградский завод опытного машиностроения № 185 имени С. М. Кирова. Коллективом завода было выпущено большое количество образцов бронетехники. Только на шасси лёгкого танка Т-26 было спроектировано более 20 моделей. Конструкторское бюро завода под руководством П. Н. Сячинтова во исполнение постановления РВС СССР от 5 августа 1933 «Система артвооружения РККА на вторую пятилетку» разработало в 1934 так называемый «малый триплекс» (СУ-5). Он включал в себя три самоходно-артиллерийских установки на унифицированном шасси танка Т-26 — СУ-5-1, СУ-5-2 и СУ-5-3 — различавшихся в основном вооружением. 152-мм мортира устанавливалась на экспериментальную самоходную артиллерийскую установку СУ-5-3, созданную на базе танка Т-26. САУ успешно прошла заводские испытания в конце 1934 года, причём экспериментальная машина была даже отправлена на традиционный парад на Красной площади. В 1935 году, однако, от её серийного производства было решено отказаться — шасси танка Т-26 оказалось недостаточно прочным для нормальной эксплуатации орудия столь значительного калибра. Судьба опытного образца неизвестна, по некоторым сведениям, он был переделан в САУ СУ-5-2 с 122-мм гаубицей обр. 1910/30 гг. В 1933 году завод приступил к проектированию на базе Т-26 безбашенного артиллерийского танка АТ-1 (самоходно-артиллерийской установки закрытого типа), вооружённого новой перспективной 76-мм пушкой ПС-3. Испытания танка состоялись в 1935 году.

В соответствии с Постановлением СТО № 51 от июня 1933 года «об изготовлении двух опытных образцов неплавающих колесно-гусеничных танков типа ПТ-1», в 1934 году завод изготовил два опытных образца колёсно-гусеничных танков, которые получили наименование Т-29-4 и Т-29-5. Опытный образец эталонного танка Т-29 был изготовлен заводом в 1935.

К середине октября 1935 на базе танка Т-26 была изготовлена самоходная установка СУ-6.

Немецкие САУ на шасси трофейных Т-26 (Pak 97/38)

В конце 1943 немцы в полевых условиях установили 10 пушек Pak 97/38 (франко-немецких)на шасси трофейных советских танков Т-26. Получившаяся противотанковая САУ получила название 7,5 cm Pak 97/38(f) auf Pz.740(r). Новые САУ поступили на вооружение 3-й роты 563-го противотанкового дивизиона. Впрочем, их боевая служба продлилась недолго — 1 марта 1944 года они были заменены на САУ Marder III.

1024px T 26 1

Танк Т-26 с радиостанцией

 

Эксплуатация и боевое применение

Т-26 принимали участие в боях гражданской войны в Испании, у озера Хасан и на реке Халхин-Гол, в польской кампании и советско-финской войне.

Наряду с БТ, танки Т-26 составляли основу советского танкового парка перед началом и Великой Отечественной войной и в её начальный период. Следует отметить, что танки типа Т-26 в своё время были популярны, но отсутствие координации в танковых частях (порой в танке просто не было рации) и тихоходность Т-26 делали его лёгкой добычей для танков противника. Но было несколько приёмов, характерных именно для Т-26, которые превращали его в мясорубку на передовой. Вот что известно из хроник[источник не указан 2219 дней]: «Танки Т-26, снабжённые двумя башнями, использовались как танки огневой поддержки пехоты. Длина (колёсной) базы была около 2 метров. Ширина окопов пехоты была около 50—70 см. Это позволяло использовать Т-26 в первой линии атаки и зачищать окопы противника. Танк вставал на окоп, разворачивал башни под 90 градусов к курсу, так чтобы правая башня прикрывала правый бок танка, аналогично для левой. Потом пулемётчики вели плотный прицельный огонь по пехоте, простреливая весь окоп одной очередью.»

Одним из существенных недостатков двухбашенных моделей было то, что стрелки правый и левый периодически мешали друг другу вести огонь. С появлением противотанковых ружей применение Т-26 стало более рискованным. Броню на последних моделях сделали толще и поставили под более острым углом (считалось, что это способствует рикошету пуль и снарядов, что далеко не всегда выручало). У однобашенных Т-26 сварная башня была смещена влево. Орудие и пулемёт монтировались в спаренной установке, защищённой бронемаской. Часть танков получила дополнительный пулемёт в кормовой нише башни, который также мог устанавливаться в качестве зенитного на турели командирского люка башни. Но после модернизации танк стал тяжелее (броня толще) и незначительно потерял в скорости. При этом бронирование танка оставалось противопульным. Несмотря на слабую бронезащиту, танк был живуч из-за того, что двигатель и баки располагались в кормовом отделении за выгородкой. У этого танка был рекордный для того времени боезапас — 230 37-мм снарядов, как бронебойных, так и зажигательных.

t 26 ispaniya

Т-26 республиканской 11-й интербригады в бою под Бельчите, 1937. Танк Т-26 однобашенный, обр. 1933 г., с цилиндрической башней

 

Гражданская война в Испании

Всего в Испанию был отправлен 281 танк Т-26

- 1936—106
- 1937—150
- 1938 — 25

В ходе Гражданской войны в Испании, 29 октября 1936 года Семёном Осадчим на танке Т-26 был совершён первый в мире танковый таран, столкнув в лощину итальянскую танкетку «Ансальдо».

T 26 tanks in Hunan China

Т-26 в Китае

 

Бои у озера Хасан и на Халхин-Голе

В ходе боев у озера Хасан было потеряно 77 Т-26 из них безвозвратно 1 ХТ-26 и 10 Т-26, причем один Т-26 из 40-го отб, пропавший без вести на территории противника, обнаружен так и не был. Ещё 2 танка были уничтожены в боях у реки Халхин-Гол.

Польский поход Красной армии

В ходе освободительного похода в Польшу было безвозвратно потеряно 10 Т-26 с 45-мм пушкой.

Советско-финская война

В Зимней войне Красная Армия лишилась 23 2-х башенных и 253 однобашенных танков.

Великая Отечественная война

- На правом фланге, в нейтральной полосе, движется к нам Т-26, ведя на буксире другой, подбитый. Пушка подбитого смотрит вниз, его корма чуть дымится. К медленно ползущему буксиру быстро приближается вражеский танк. Он идет ему строго в затылок, а за ним вдалеке остановилось несколько других немецких машин. Я понимаю его манёвр: прикрываясь подбитым, буксируемым танком, он стремится подойти ближе, Чтобы затем, развернувшись в сторону, с ходу расстрелять буксирующую машину. Из башни буксира один за другим вываливаются двое. Перепрыгнув с кормы на буксируемый танк, они исчезают в открытом отверстии люка механика-водителя. Пушка подбитого танка дрогнула, поднялась навстречу преследователю и дважды блеснула пламенем. Немецкий танк споткнулся и замер…

— Из воспоминаний Г. Пенежко, Героя Советского Союза

Наиболее интенсивное использование танков этого типа было в ходе Зимней войны на финском фронте в 1940 году, а также в начале Великой отечественной войны в 1941 году. Танки Т-26 были наиболее многочисленными в советской армии на начало Великой отечественной войны. В первые же месяцы войны большинство этих танков (наряду с танками других, более совершенных моделей) было потеряно. По состоянию на 28 октября 1941 года на Западном фронте имелся 441 танк, из них 33 КВ-1, 175 Т-34, 43 БТ, 50 Т-26, 113 Т-40 и 32 Т-60. Последний раз Т-26 применялся в 1945 году против Квантунской армии в Маньчжурии.

Talvisota 7th Army 1939

Оценка проекта

Танки серий БТ и Т-26 составляли основу танкового парка РККА в конце 1930-х годов. Броневая защита Т-26 была рассчитана максимум на противодействие винтовочным пулям и осколкам снарядов. В то же время, броня Т-26 легко пробивалась бронебойными винтовочными пулями с дистанции 50-100м. Поэтому одним из направлений развития советского танкостроения стало радикальное повышение бронезащиты танков от огня наиболее массовых противотанковых средств.

Гражданская война в Испании, в которой приняли активное участие поставленные республиканскому правительству лёгкие танки Т-26 и БТ-5, продемонстрировала всё усиливающуюся роль противотанковой артиллерии и насыщение ею армий развитых стран. При этом основным противотанковым оружием стали не противотанковые ружья и крупнокалиберные пулемёты, а скорострельные малокалиберные пушки калибра 25—47 мм. Которые, как показала практика, легко поражали танки с противопульным бронированием, и прорыв обороны насыщенной подобными орудиями мог стоить больших потерь в бронетехнике. Анализируя развитие зарубежного противотанкового оружия, главный конструктор завода № 174 С. Гинзбург писал:

- Мощность и скорострельность современных противотанковых 37-мм пушек является достаточной, чтобы сделать безуспешной атаку роты тонкобронных танков, производящуюся в строю повзводно, при условии наличия 1—2 противотанковых пушек на 200—400 м обороны фронта…

Уже в начале 1938 года советские военные осознали, что Т-26 начал стремительно устаревать, что было отмечено С. А. Гинзбургом ещё за полтора года до этого. К 1938 году Т-26, всё ещё превосходя зарубежные машины по вооружению, стал уступать им по остальным параметрам. В первую очередь отмечались слабость бронирования и недостаточная подвижность танка в связи с малой мощностью двигателя и перегруженностью подвески. Более того, тенденции в развитии мирового танкостроения в то время были таковы, что уже в самом ближайшем будущем Т-26 мог потерять и последнее своё преимущество в вооружении, то есть к началу 1940-х гг. стать окончательно устаревшим. Руководство СССР в 1938 году окончательно решило разрабатывать новые типы танков с противоснарядным бронированием и прекратить модернизацию окончательно устаревших Т-26 и БТ.

Застрявший в болоте и брошенный советский легкий танк Т-26

Застрявший в болоте и брошенный советский легкий танк Т-26. По характерным признакам, машина выпуска 1936—1937 года.

 

На 22 июня 1941 в РККА насчитывалось около 10 тысяч Т-26. Слабое (противопульное) бронирование и низкая подвижность танка были одними из факторов, приведших к низкой эффективности применения этих танков в начальный период Великой Отечественной войны. Тем не менее, следует отметить, что бронирование большинства немецких танков и самоходных орудий того времени было, в свою очередь, уязвимым для 37- или 45-мм орудий Т-26. Большинство танков Т-26 было потеряно советской стороной в первые полгода войны.

Достаточно значительная часть потерь танковых войск РККА летом 1941 года носила небоевой характер. Обслуживающий инженерный персонал из-за внезапности начала войны, не был призван в части материального обеспечения танковых частей. Так же не были переданы в РККА трактора для эвакуации техники и топливозаправщики. Изношенные старые танки Т-26 и БТ вместе с не доведёнными Т-34 и КВ во время сверхфорсированных маршей ломались и бросались на захваченной врагом территории, в результате глубоких прорывов вермахта некоторые танки были захвачены даже на железнодорожных платформах — их не успели выгрузить для вступления в бой или эвакуировать в тыл для ремонта. Поражения РККА в первый период Великой Отечественной войны некоторые наблюдатели объясняли низкой квалификацией высшего и среднего командного состава. Как сообщил на допросе попавший в плен под Сенно бывший командир гаубичной батареи 14-й танковой дивизии, Я. И. Джугашвили:

- Неудачи советских танковых войск объясняются не плохим качеством материалов или вооружения, а неспособностью командования и отсутствием опыта маневрирования. Командиры бригад-дивизий-корпусов не в состоянии решать оперативные задачи. В особой степени это касается взаимодействия различных видов вооружённых сил.

Советский танк Т-26, подбитый на дороге под Каменец-Подольским

Советский танк Т-26, подбитый на дороге под Каменец-Подольским

 

Тактико-технические характеристики Т-26

Экипаж, чел.: 3
Годы производства: 1931—1941
Годы эксплуатации: 1931—1960
Количество выпущенных, шт.: 11 218
Компоновочная схема: двухбашенная

Вес Т-26

- 9,65 тонн (мод. 1936 г.)

Размеры Т-26

- Длина корпуса, мм: 4620
- Ширина корпуса, мм: 2440
- Высота, мм: 2190
- Клиренс, мм: 380

Броня Т-26

- Тип брони: стальная катаная гомогенная
- Лоб корпуса, мм/град.: 15
- Борт корпуса, мм/град.: 15
- Корма корпуса, мм/град.: 15
- Днище, мм: 6
- Крыша корпуса, мм: 10
- Лоб башни, мм/град.: 15
- Маска орудия, мм/град.: 15
- Борт башни, мм/град.: 15
- Корма башни, мм/град.: 15
- Крыша башни, мм: 6

Вооружение Т-26

- Калибр и марка пушки: 45-мм 20К
- Длина ствола, калибров: 46
- Пулемёты: 2 × 7,62-мм ДТ

Двигатель Т-26

- Тип двигателя: рядный 4-цилиндровый карбюраторный воздушного охлаждения
- Мощность двигателя, л. с.: 90—91

Скорость Т-26

- Скорость по шоссе, км/ч: 30
- Запас хода по шоссе, км: 120
- Тип подвески: сблокированная по четыре, на листовых рессорах
- Преодолеваемый подъём, град.: 40°
- Преодолеваемая стенка, м: 0,75
- Преодолеваемый ров, м: 2,0
- Преодолеваемый брод, м: 0,8

 

Фото Т-26

Советский легкий танк Т-26, брошенный на дороге в деревне из-за неисправности двигателя

Советский легкий танк Т-26, брошенный на дороге в деревне из-за неисправности двигателя. Экипаж пытался устанить неисправность и запустить двигатель, но после неудачных попыток, бросил машину.

 

Советский легкий экранированный танк Т-26, уничтоженный во время боев у Сенно

Советский легкий экранированный танк Т-26, уничтоженный во время боев у Сенно. Танк имеет характерные отличия машин выпуска 1939—1940 года. Экранировка подобного типа производилась во время советско-финской войны, несколько экранированных танков Т-26 имелись в составе 18-й танковой дивизии 7-го механизированного корпуса Западного фронта.


Похожие материалы

Челленджер-2 - английский танк

Танк ТГ (Танк Гротте)

Т-35 - пятибашенный танк

Т-4 - немецкий танк

Т-40 - легкий танк

СМК - экспериментальный тяжелый танк

М4 "Шерман" - американский танк

Алтай - турецкий танк

Танк Т-90МС

Т-14 «Армата» - новейший российский танк

Т-50 - советский легкий танк

Танк Рыбинского завода (1915 г.)

Т-60 - советский легкий танк

Леклерк - французский танк

Mk VII «Тетрарх» - легкий британский танк

Т-72 - советский танк

Т-62 - советский танк

ИС-3 - советский тяжелый танк

Первый русский танк "Вездеход" Пороховщикова (1915 г.)

Т-54 - советский танк

Тип 99 - китайский танк

КВ-1 - советский тяжелый танк

K2 «Чёрная пантера» - южнокорейский танк

ИС-2 - тяжелый советский танк

Т-3 - немецкий танк

"Царь-танк" капитана Лебеденко (1915 г.)

Пантера - немецкий танк

Кромвель - британский танк Второй мировой войны

Танк "Черный орел"

Т-100 - двухбашенный танк

Фашистский танк PzKpfw 38(t)

Леопард 2 (А1, А2, А3, А4, А5, А6, А7) - немецкий танк

М3 «Стюарт» - американский танк Второй мировой войны

ИС-7 - тяжелый советский танк

Т-84У «Оплот» - украинский танк

ПТ-76 - плавающий танк

Т-28 - трехбашенный танк

Тип 10 - японский танк

Т-64 - советский танк

Т-44 - советский танк

Арджун - индийский танк

Т-18 (МС-1) - первый советский танк

Mk.IV «Черчилль» - танк Великобритании Второй мировой войны

Mk.III "Валентайн" - британский танк Второй мировой войны

Меркава-4 - израильский танк

КВ-2 - советский тяжелый танк

Т-10 - советский тяжелый танк

Т-55 - советский средний танк

М1А2 Абрамс - американский танк

Char B1-bis - французский танк Второй мировой войны

C1 «Ариете» - итальянский танк

БТ-5 - быстроходный танк

Тип 95 "Ха-Го" - японский танк Второй мировой войны

Танк Т-80

Тяжелый танк Менделеева (1911 г.)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Современные боевые танки России и мира фото, видео, картинки смотреть онлайн. В данной статье дается представление о современном танковом парке. В его основу положен принцип классификации, используемый в наиболее авторитетном на сегодняшний день справочнике, но в несколько измененном и улучшенном виде. И если последний в своем первозданном виде еще можно встретить в армиях целого ряда стран, то другие уже стали музейным экспонатом. И всего-то в течение 10 лет! Идти по стопам справочника Jane’s и не рассматривать эту боевую машину (весьма кстати любопытную по конструкции и ожесточенно обсуждаемую в свое время), составлявшую основу танкового парка последней четверти XX века, авторы посчитали несправедливым.

Фильмы про танки где до сих пор нет альтернативы этому виду вооружений сухопутных войск. Танк был и, вероятно, надолго останется современным оружием благодаря возможности сочетать в себе такие, казалось бы, противоречивые качества, как высокая подвижность, мощное вооружение и надежная защита экипажа. Эти уникальные качества танков продолжают постоянно совершенствоваться, а накопленные за десятилетия опыт и технологии предопределяют новые рубежи боевых свойств и достижений военно-технического уровня. В извечном противостоянии «снаряд — броня», как показывает практика, защита от снаряда все более совершенствуется, приобретая новые качества: активность, многослойность, самозащищенность. В то же время снаряд становится более точным и мощным.

Русские танки специфичны тем, что позволяют уничтожить противника с безопасного для себя расстояния, имеют возможность совершать быстрые маневры по бездорожью, зараженной местности, могут «пройтись» по территории, занятой противником, захватить решающий плацдарм, навести панику в тылу и подавить врага огнем и гусеницами. Война 1939-1945 гг стала наиболее тяжелым испытанием для всего человечества, так как в нее были вовлечены почти все страны мира. Это была битва титанов – ют самый уникальный период, о котором спорили теоретики в начале 1930-х и в ходе которого танки применялись в больших количествах практически всеми воюющими сторонами. В это время проходила "проверка на вшивость" и глубокое реформирование первых теорий применения танковых войск. И именно советские танковые войска все это затронуто в наибольшей степени.

Танки в бою что стали символом прошедшей войны, становым хребтом советских бронетанковых войск? Кто и в каких условиях создавал их? Каким образом СССР, потерявший большую часть своих европейских территорий и с трудом набиравший танки для обороны Москвы, смог уже в 1943 г выпустить на поля боев мощные танковые соединения?На эти вопросы призвана дать ответ эта книга, повествующая о развитии советских танков "в дни испытаний", с 1937-го по начало 1943 г. При написании книги использованы материалы архивов России и частных коллекций танкостроителей. В нашей истории был период, который отложился в моей памяти с каким-то гнетущим чувством. Он начался с возвращения наших первых военных советников из Испании, а прекратился только в начале сорок третьего, – рассказывал бывший генеральный конструктор САУ Л. Горлицкий, – ощущалось какое-то предгрозовое состояние.

Танки второй мировой войны именно М. Кошкин, чуть ли не подпольно (но, конечно, при поддержке "мудрейшего из мудрых вождя всех народов"), смог создать тот танк, что спустя несколько лет повергнет в шок немецких танковых генералов. И мало того, он не просто создал его, конструктору удалось доказать этим глупцам-военным что именно его Т-34 нужен им, а не очередной колесно-гусеничный "автострадник. Автор находится на несколько иных позициях, которые сформировались у него после знакомства с предвоенными документами РГВА и РГАЭ. Поэтому, работая над этим отрезком истории советского танка, автор неизбежно будет противоречить кое-чему "общепринятому". Данная работа описывает историю советского танкостроения в самые трудные годы – от начала радикальной перестройки всей деятельности конструкторских бюро и наркоматов в целом, во время бешеной гонки по оснащению новых танковых соединений РККА, перевода промышленности на рельсы военного времени и эвакуации.

Танки википедия автор хочет выразить свою особую благодарность за помощь в подборе и обработке материалов М. Коломийцу, а также поблагодарить А. Солянкина, И. Желтова и М. Павлова, – авторов справочного издания "Отечественные бронированные машины. XX век. 1905 – 1941", так как эта книга помогла понять судьбу некоторых проектов, неясную прежде. Также хочется вспомнить с благодарностью те беседы с Львом Израэлевичем Горлицким, бывшим главным Конструктором УЗТМ, которые помогли по новому взглянуть на всю историю советского танка в годы Великой Отечественной войны Советского Союза. У нас сегодня почему-то принято говорить о 1937 -1938 гг. только с точки зрения репрессий , но мало кто вспоминает, что именно в этот период были рождены те танки, что стали легендами военной поры…" Из воспоминачий Л.И. Горлинкого.

Советские танки подробная оценка о них того времени звучала из многих уст. Многие старые люди вспоминали, что именно с событий в Испании всем стало ясно, что война все ближе подбирается к порогу и воевать придется именно с Гитлером. В 1937 г. начались массовые чистки и репрессии в СССР и на фоне этих непростых событий советский танк начал превращаться из "механизированной кавалерии" (в которой одно из его боевых качеств выпячивалось за счет снижения других) в сбалансированную боевую машину, обладающую одновременно мощным вооружением, достаточным для подавления большинства целей, хорошей проходимостью и подвижностью при броневой защите, способной сохранить его боеспособность при обстреле наиболее массовыми противотанковыми средствами вероятного противника.

Большие танки рекомендовалось вводить в состав дополнительно только специальные танки – плавающие, химические. Бригада имела теперь 4 отдельных батальона по 54 танка и была усилена за счет перехода от трехтанковых взводов к пятитанковым. Кроме того, Д. Павлов обосновал от каз от формирования в 1938 г. к четырем имеющимся мехкорпусам еще трех дополнительно, считая, что эти соединения немобильны и трудноуправляемы, а главное – требуют иной организации тылов. Тактико-технические требования к перспективным танкам, как и ожидалось, были скорректированы. В частности, в письме от 23 декабря начальнику КБ завода № 185 им. С.М. Кирова новый начальник потребовал усилить бронирование новых танков с тем, чтобы на дистанции 600-800 метров (эффективная дальность).

Новейшие танки мира при проектировании новых танков необходимо предусмотреть возможность увеличения уровня броневой защиты во время модернизации по крайней мере на одну ступень…" Эта задача могла быть решена двумя путями Во-первых, увеличением толщины броневых листов и, во-вторых, "применением брони повышенной сопротивляемости". Нетрудно догадаться, что второй путь считался более перспективным, так как применение особым образом упрочненных броневых листов, или даже двухслойной брони, могло при сохранении прежней толщины (и массы танка в целом) поднять ее стойкость в 1,2-1,5 раза. Именно этот путь (применение особо упрочненной брони) и был выбран в тот момент для создания новых типов танков.

Танки СССР на заре танкового производства наиболее массово применялась броня, свойства которой по всем направлениям были идентичны. Такая броня называлась гомогенной (однородной), и с самого начала броневых дел мастера стремились к созданию именно такой брони, ведь однородность обеспечивала стабильность характеристик и упрощала обработку. Однако в конце XIX века было замечено, что при насыщении поверхности броневой плиты (на глубину от нескольких десятых долей до нескольких миллиметров) углеродом и кремнием ее поверхностная прочность резко повышалась, тогда как остальная часть плиты оставалась вязкой. Так в обиход вошла гетерогенная (неоднородная) броня.

Военные танки применение гетерогенной брони было очень важно, так как увеличение твердости всей толщи броневого листа приводило к уменьшению его упругости и (как следствие) к увеличению хрупкости. Таким образом, наиболее прочная броня при прочих равных условиях оказывалась очень хрупкой и часто кололась даже от разрывов осколочно-фугасных снарядов. Поэтому на заре броневого производства при изготовлении гомогенных листов задача металлурга заключалась в том, чтобы достичь максимально возможной твердости брони, но при этом не потерять ее упругости. Поверхностно упрочненная насыщением углеродом и кремнием броня была названа цементированной (цементованной) и считалась в то время панацеей от многих бед. Но цементация – процесс сложный, вредный (например, обработка раскаленной плиты струей светильного газа) и сравнительно дорогой, и потому его освоение в серии требовало больших затрат и повышения культуры производства.

Танк военных лет даже в эксплуатации эти корпуса были менее удачными, чем гомогенные, так как без видимых на то причин в них образовывались трещины (преимущественно в нагруженных швах), да и ставить заплатки на пробоины в цементованных плитах в ходе ремонта было весьма затруднительно. Но все же ожидалось, что танк, защищенный 15-20-мм цементованной броней, будет эквивалентен по уровню защиты такому же, но укрытому 22-30-мм листами, без значительного увеличения массы.
Также к середине 1930-х в танкостроении научились упрочнять поверхность сравнительно тонких бронеплит неравномерной закалкой, известной с конца XIX века в судостроении как "метод Круппа". Поверхностная закалка приводила к значительному увеличению твердости лицевой стороны листа, оставляя основную толщу брони вязкой.

Как стреляют танки видео до половины толщины плиты, что было, конечно, хуже, чем цементация, так как при том, что твердость поверхностного слоя была выше, чем при цементации, упругость листов корпуса значительно снижалась. Так что "метод Круппа" в танкостроении позволял поднять прочность брони даже несколько больше, чем цементация. Но та технология закалки, что применялась для морской брони больших толщин, уже не годилась для сравнительно тонкой брони танков. До войны этот способ почти не применялся в нашем серийном танкостроении из-за трудностей технологического характера и сравнительно высокой стоимости.

Боевое применение танков наиболее отработанной для танков была 45-мм танковая пушка обр 1932/34 гг. (20К), и до событии в Испании считалось, что ее мощности вполне хватает для выполнения большинства танковых задач. Но бои в Испании показали, что 45-мм орудие может удовлетворять только задаче борьбы с вражескими танками, так как даже обстрел живой силы в условиях гор и леса оказывался малоэффективным, а уж вывести из строя окопанную вражескую огневую точку можно было только в случае прямого попадания. Стрельба же по укрытиям и ДЗОТам была неэффективна вследствие малого фугасного действия снаряда массой всего около двух кг.

Виды танков фото чтобы даже одно попадание снаряда надежно выводило из строя противотанковую пушку или пулемет; и в-третьих, чтобы увеличилось пробивное действие танковой пушки по броне вероятного противника, так как на примере французских танков (уже имевших толщину брони порядка 40-42 мм) стало ясно, что броневая защита иностранных боевых машин имеет тенденцию к значительному усилению. Для этого существовал верный путь – увеличение калибра танковых пушек и одновременное увеличение длины их ствола, так как длинная пушка большего калибра ведет огонь более тяжелыми снарядами с большей начальной скоростью на большее расстояние без исправления наводки.

Лучшие танки мира имели пушку большого калибра, также имеет большие размеры казенной части, значительно больший вес и увеличенную реакцию отдачи. А это требовало увеличения массы всего танка в целом. Кроме того, размещение в замкнутом объеме танка больших по габаритам выстрелов приводило к снижению возимого боекомплекта.
Положение усугублялось тем, что в начале 1938 г. вдруг оказалось, что дать заказ на проектирование нового, более мощного танкового орудия просто некому. П. Сячинтов и вся его конструкторская группа были репрессированы, так же как и ядро КБ "Большевика" под руководством Г. Магдесиева. На воле осталась лишь группа С. Маханова, который с начала 1935 г. пытался довести свое новое 76,2-мм полуавтоматическое единое орудие Л-10, да коллектив завода № 8 неспешно доводил "сорокапятку".

Фото танков с названиями количество разработок велико, но в серийное производство в период 1933-1937 гг. не принят ни один…". В самом деле, ни один из пяти танковых дизелей воздушного охлаждения, работа над которыми велась в 1933-1937 гг. в двигательном отделе завода № 185, доведен до серии не был. Более того, несмотря на решения на самых верхних уровнях о переходе в танкостроении исключительно на дизельные двигатели, процесс этот сдерживался рядом факторов. Конечно, дизель имел значительную экономичность. Он расходовал меньшее количество топлива на единицу мощности в час. Дизельное топливо менее подвержено возгоранию, так как температура вспышки его паров была весьма высока.

Новые танки видео даже наиболее доведенный из них танковый двигатель МТ-5 требовал для серийного выпуска реорганизации двигательного производства, что выражалось в постройке новых цехов, поставках передового иностранного оборудования (своих станков нужной точности еще не было), финансовых инвестициях и укреплении кадров. Планировалось, что в 1939-м этот дизель мощностью 180 л.с. пойдет на серийные танки и артиллерийские тягачи, но из-за следственных работ по выяснению причин аварий танковых двигателей, которые длились с апреля по ноябрь 1938 г., эти планы выполнены не были. Также была начата и разработка немного увеличенного по высоте шестицилиндрового бензинового мотора № 745 мощностью 130-150 л.с.

Марки танков удельными показателями, вполне устраивавшими танкостроителей. Испытания танков проводились по новой методике, специально разработанной по настоянию нового начальника АБТУ Д. Павлова применительно к боевой службе в военное время. Основой испытаний был пробег протяженностью 3-4 дня (не менее 10-12 часов ежедневного безостановочного движения) с однодневным перерывом для техосмотра и производства восстановительных работ. Причем ремонт разрешалось производить только силами полевых мастерских без привлечения заводских специалистов. Далее следовала "площадка" с препятствиями, "купание" в воде с дополнительной нагрузкой, имитировавшей пехотный десант, после чего танк отправлялся на обследование.

Супер танки онлайн после работы по улучшению, казалось, снимали с танков все претензии. И общий ход испытаний подтвердил принципиальную правильность основных изменений конструкции – увеличение водоизмещения на 450-600 кг, применение двигателя ГАЗ-М1, а также трансмиссии и подвески "Комсомольца". Но в ходе испытаний в танках вновь проявились многочисленные мелкие дефекты. Главный конструктор Н. Астров был отстранен от работ и в течение нескольких месяцев находился под стражей и следствием. Кроме того, танк получил новую башню улучшенной защиты. Измененная компоновка позволила разместить на танке больший боекомплект к пулемету и два маленьких огнетушителя (прежде огнетушителей на малых танках РККА не было).

Танки США в рамках работ по модернизации, на одном серийном образце танка в 1938-1939 гг. прошла испытания торсионная подвеска, разработанная конструктором КБ завода № 185 В. Куликовым. Она отличалась конструкцией составного короткого соосного торсиона (длинные моноторсионы нельзя было использовать соосно). Однако такой короткий торсион на испытаниях показал недостаточно хорошие результаты, и потому торсионная подвеска в ходе дальнейших работ не сразу проложила себе дорогу. Преодолеваемые препятствия: подъемы не менее 40 градусов, вертикальная стенка 0,7м, перекрываемый ров 2-2,5 м".

Ютуб про танки работы по изготовлению опытных образцов двигателей Д-180 и Д-200 для разведывательных танков не ведутся, ставя под угрозу выпуск опытных образцов". Оправдывая свой выбор, Н. Астров говорил, что колесно-гусеничный неплавающий разведчик (заводское обозначение 101 или 10-1), равно как и вариант танка-амфибии (заводское обозначение 102 или 10-2), являются компромиссным решением, так как удовлетворить требованиям АБТУ в полной мере не представляется возможным. Вариант 101 представлял собой танк массой 7,5 т с корпусом по типу корпуса, но с вертикальными бортовыми листами цементованной брони толщиной 10-13 мм, так как: "Наклонные борта, вызывая серьезное утяжеление подвески и корпуса, требуют значительного (до 300мм) уширения корпуса, не говоря уже об усложнении танка.

Видео обзоры танков в которых силовой агрегат танка планировалось выполнить на базе 250-сильного авиамотора МГ-31Ф, который осваивался промышленностью для сельскохозяйственных самолетов и автожиров. Бензин 1-го сорта размещался в танке под полом боевого отделения и в дополнительных бортовых бензобаках. Вооружение полностью отвечало заданию и состояло из спаренных пулеметов ДК калибра 12,7-мм и ДТ (во втором варианте проекта значится даже ШКАС) калибра 7,62-мм. Боевая масса танка с торсионной подвеской составляла 5,2 т, с рессорной – 5,26 т. Испытания прошли с 9 июля по 21 августа по методике, утвержденной в 1938 г., причем особое внимание уделялось танкам.